Витковский Олег Владимирович. К 75-летию Победы. Воспоминания о войне ветеранов кафедры социально-экономической географии зарубежных стран.

Thursday, June 4, 2020

Beach Deck

ВИТКОВСКИЙ ОЛЕГ ВЛАДИМИРОВИЧ

Ветеран Великой Отечественной войны, доцент кафедры социально-экономической географии зарубежных стран географического факультета МГУ. Заслуженный преподаватель Московского университета.

Олег Владимирович Витковский - один из основоположников политической географии и ведущий отечественный специалист по географической германистике и по географии мировой промышленности. Автор монографий Государственное регулирование размещения производительных сил в капиталистических и развивающихся странах, 1975 г., "Экономико- и политико-географические проблемы ядерной энергетики капиталистического мира", 1988 г. и "География промышленности зарубежных стран", 1997 г. Один из авторов кафедрального учебника "Социально-экономическая география зарубежного мира".

В 1942 г. Олег Владимирович в эвакуации окончил среднюю школу, а уже в 1943 г. был в действующей армии. Вплоть до окончания Великой Отечественной войны он воевал на Степном, Втором и Третьем Украинском фронтах, в Южной группе войск Советской армии, участвовал в битве на Курской дуге. Служил сапёром. Олег Владимирович окончил войну в Болгарии. Гвардии лейтенант. За доблесть и отвагу Олег Владимирович был награждён боевыми орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».


Воспоминания О.В.Витковского "САПЁРНЫЙ ТРУД НА ВОЙНЕ"

"Иногда во время учебной практики студентов второго курса, когда  некоторые из них начинали ныть и жаловаться на неудобства (например  из-за размещения на ночлег в спортзале школы, на матах и т.п. у меня  появлялось "крамольное желание", чтобы они хоть на короткое время, пусть  без опасности для жизни, прочувствовали что такое настоящие трудности, и  вспоминались военные сапёрные будни...  

В действующей армии я служил с середины мая 1943 года в  должности командира сапёрного взвода. К осени того же года война уже  "стала бытом": довелось выполнять уже множество самых разнообразных  боевых заданий по инженерной разведке, минированию и разминированию,  строительству наблюдательных пунктов и т.п. Мирное время отодвинулось в  какое-то не реальное прошлое. Вот один эпизод.  

В сентябре 1943 года наш 126 отдельный инженерно-сапёрный  батальон, входивший в 8-ю инженерно-сапёрную бригаду, сразу после  окончания боёв в районе Люботина (к западу от Харькова) получил задачу  выйти к Днепру, с ходу форсировать его, создать плацдарм и наладить  паромную переправу через Днепр. До указанного нам пункта, в районе села  Старый Орлик, выше города Днепродзержинск, предстояло пройти пешком, а  солдатам – "с полной выкладкой" (с оружием, вещмешком) около 250  километров. По уставу обычный марш должен был продолжаться до 8 часов,  что соответствовало 40 километрам, а форсированный – 10-12 часов, причём  после двух суток такого марша полагалась дневка. Мы шли трое с  половиной суток и днём и ночью с привалами только для приёма пищи. За  последние полутора суток прошли 90 километров всего лишь с одним двух  часовым привалом. Солдаты засыпали на ходу. На подходе к Днепру  подверглись сильному артиллерийскому обстрелу с Правобережья. Сразу по  прибытии получили задание на форсирование реки и, как только начало  темнеть, приступили к выполнению задачи – форсирование реки "на подручных  средствах", в роли которых выступили, в основном, брёвна и доски от  разобранного сарая. Никакой пехоты в районе начавшейся переправы ещё не  было. Паромную переправу пришлось наводить не только под артиллерийским,  но временами и ближним автоматным огнем. После длительного бессонного  перехода солдатам пришлось работать в этих условиях на переправе реки  без сна ещё более двух суток. За эти двое суток только наша рота  потеряла убитыми и ранеными 20 человек. Уцелевшие отсыпались, как  обычно, в собственноручно вырытых щелях под аккомпанемент периодически  повторявшихся артналетов и бомбёжек с воздуха. Мне лично «повезло»: я  отоспался в медсанчасти, где оказался из-за ранения, полученного в  районе переправы.  

Или вот другой эпизод. В конце февраля 1944 г., после  освобождения Кривого Рога (во что наш батальон сделал значительный  вклад) нашей роте было дано задание построить мост через реку Ингулец.  Река была неширокая – метров 200-250, но задача сильно осложнялась тем,  что на правом берегу реки был захвачен лишь небольшой плацдарм – ceло  Ингулецкий с огородами – а нам предстояло наводить мост на “ничейную  землю" – полосу в несколько сот метров, отделявшую плацдарм от  закрепившегося по соседству противника. Наш берег – совершенно открытый -  пологий склон без единого кустика. Брёвна и другие материалы  приходилось носить за несколько километров на себе, по полю, поскольку  подъездных путей не было. Делать это приходилось днём, на виду у  противника, поскольку строительством можно было заниматься только ночью,  когда огонь противника был менее прицельным. Потери были очень велики, а  всё, что всё-таки удавалось сделать ночью, противник утром разбивал из  орудий прямой наводкой. Он сделал даже попытку захватить весь район  строительства, тем более что пехотных частей в этом районе не было, и  защищала его только наша сапёрная рота не полного состава. Отбиться нам  помогли соседи с плацдарма, а потом и "Катюши".

Так продолжалось несколько суток, после чего командование,  убедившееся, видимо, в невыполнимости ранее поставленной задачи,  изменило её, приказав создать вместо моста паромную переправу несколько  выше по течению реки, напротив уже захваченного плацдарма в месте, хуже  просматриваемом противником (правый берег был от него закрыт деревней). С  большими трудностями (на реке ещё стоял лед, но во многих местах он был  разбит воронками от снарядов и мин и превращён в крошево; противник вёл  обстрел места строившейся переправы не только из пушек и минометов, но и  из крупнокалиберного пулемёта вдоль реки; трос для перетягивания парома  систематически перебивало и снова связывать его было каждый раз сложной  задачей, поскольку льдины не могли выдержать вес человека. Мы такую  переправу всё же создали, хотя действовать она могла только ночью, когда  огонь противника становился менее прицельным. Мне на этой переправе не  повезло: в ночь накануне нашего наступления, когда заканчивалось моё  суточное дежурство на переправе (мы перевозили пушки, минометы,  боеприпасы на плацдарм) в меня снова попал осколок снаряда, и я не смог  принять участие в начавшемся наступлении, в ходе которого наши войска  вышли на Днестр.  

За участие в боях за Кривой Рог наш 126-й инженерно-сапёрный  батальон получил звание "Криворожский". А вернулся я в него после  госпиталя лишь в сентябре 1944 года".


Информация собрана и опубликована И.А.Родионовой, Л.А.Кадиловой и  О.В.Шуваловой на базе собственных материалов, материалов сотрудников  кафедры социально-экономической географии зарубежных стран, данных  родных и публикаций в открытом доступе.


Читайте также:


Beach Deck
Свежий капельного кофе
Beach Deck
Beach Deck
Beach Deck
Beach Deck
Beach Deck
Beach Deck
Свежий капельного кофе